Гей видео сайт Гей сайты Гей знакомства Гей распродажа Гей секс игрушки

GAY SCHOOL - гей школаПОМОЩЬ: психологическая консультацияЯ: обо мнеПАПА: мужчинаМАМА: женщинаЯ + ОН: любовьЯ + Я: голубая терапияГЕЙ БИБЛИОТЕКАГЕЙ ЛЕСБИ ТЕСТ
ГЕЙ ШКОЛА НА ВИДЕО
ПСИХОАНАЛИТИЧКА
Безопасный секс - это модно! БЕЗОПАСНЫЙ СЕКС
Доклады и рефераты ГЕЙ РЕФЕРАТЫ
Психологические гей тесты ГЕЙ ТЕСТЫ
Зал славы ЛИЧНОСТИ
Мальчик-Оракул ОРАКУЛ

 Поиск в гей школе:

Стремясь к сексуальной идентификации


Эта статья представляет собой краткое изложение речи Джозефа Николози на международной конференции по проблемам гомосексуализма (Германия, 1994 год).

Формирование гомосексуальной ориентации

Гомосексуальность — не сексуальная проблема. Это вопрос самоидентификации. Фактически, гомосексуальность очень мало связана собственно с проблемой пола. Сексуальные действия — всего лишь заключительный этап проявления психологических проблем, связанных с полоролевой самоидентификацией, с тем, осознаем мы себя мужчинами и женщинами.

В становлении полоролевой самоидентификации есть несколько важных этапов.

Ниже дан краткий очерк развития мужчины, поэтому в дальнейшем я везде буду использовать местоимения мужского рода. Некоторые исследователи-гомосексуалисты говорят в этом контексте о «детском гомосексуализме», но, на самом деле, такого явления не существует. Все мы рождаемся с естественной предрасположенностью к гетеросексуальности.

Возраст между двумя с половиной и тремя годами — критически важный период, который мы называем «фазой полоролевой самоидентификации». Это время, когда он начинает осознавать свою половую принадлежность. До этого периода он смотрел на мир взрослых и видел обыкновенных людей. Теперь маленький мальчик начинает понимать, что мир делится на мужчин и женщин, и всеми силами старается отказаться от необходимости отнести себя к тем или другим. У него возникают андрогинные фантазии, он мечтает, что сможет быть одновременно и мальчиком и девочкой, и мужчиной и женщиной. Он может и иметь пенис, и рожать детей. Но реалии жизни вступают в противоречие с этими грезами. Эта фаза совпадает с периодом развития речи, и, согласно нормам грамматики, приходится говорить «он» и «она», «его» и «ее». Мальчик вынужден принять решение. Но иногда ребенок никак не хочет расстаться с мечтой быть и мужчиной и женщиной одновременно. Из таких детей обычно и вырастают гомосексуально ориентированные взрослые.

В случае нормального развития мальчик постепенно начинает испытывать потребность отдалиться от матери. На основании телесных ощущений у него развивается мощное чувство того, что он не просто существо, отдельное от матери (такой же процесс индивидуализации идет и у девочки), но и существо, разительно отличающееся от нее, и что его это новое, волнующее отличие такое же, как у отца. Девочкам не приходится переживать столь остро фазу полоролевой идентификации: им не нужно страдать от необходимости перестать идентифицировать себя с матерью.

Во многих так называемых «примитивных» обществах всегда понимали, что стать мужчиной гораздо труднее, чем стать женщиной, потому что будущим мужчинам приходится пройти через процесс дизидентификации с матерью. И, для того чтобы облегчить им этот путь, использовались различные ритуалы инициации, помогавшие мальчикам осознать свое мужское тождество и вырасти мужественными.

Роль матери

Когда мы говорим о роли, которую играет мать в формировании мужского сознания у мальчика, мы в первую очередь должны обратить внимание на то, как она выполняет роль жены. Как она воспринимает мужа и мужское начало в нем. Ощущает ли мальчик, благодаря всему ее поведению, что «отец делает нечто очень важное, и сам он имеет для семьи очень большое значение»?

Поскольку мальчик идентифицирован с матерью, он видит отца ее глазами. Поэтому очень важно, чтобы мать всем своими действиями говорила ребенку: «Нужно стремиться стать мужчиной! Быть мужчиной хорошо!»

Во-вторых, мы должны посмотреть, как мать обращается со своим собственным сыном. Уступает ли она ему? Дает ли она ему возможность выйти в большой мир и быть там мужчиной? Позволяет ли она ему испытать свою силу, исследовать свои ощущения, почувствовать себя мужчиной и обрести мужественность? Или она пресекает все его попытки в этом направлении?

Роль отца

Вместе с осознанием своей похожести на отца к мальчику приходит чувство зависимости: ему хочется, чтобы отец его принимал и одобрял. И это едва возникшее, пока еще хрупкое мужское тождество обязательно должно отразиться во взаимоотношениях с отцом — он должен служить примером и поддержкой тому мужскому, что начинает проявляться в мальчике. Линн Пэйн поясняет: «Внутреннего мужчину в мальчике непременно должен поддержать и благословить внешний мужчина». Это прекрасное и таинственное содружество представляет собой единство внутренней потребности и внешней реальности. Мальчик жаждет понять сущность чего-то волнующего, увлекательного и сильного, что связан с отцом. Именно в отце персонифицирована та сила, которая даст мальчику возможность перерасти мать.

Если мальчик ощущает тепло отца, его поддержку, то ему легче пройти через дизидентификацию с женственностью матери и войти в круг мужчин. В этом случае мальчик идентифицирует себя с мужчинами и, вероятнее всего, становится гетеросексуалом. Если оба родителя помогают ребенку на этом пути, то он сумеет нормально завершить процесс полоролевой самоидентификации и в нем сформируется нормальная гетеросексуальность.

Дефекты взаимоотношений с отцом и, как следствие, нарушение полоролевой идентификации могут быть обусловлены следующими причинами:

Более теплые взаимоотношениями с матерью, чем с отцом. Педагогические теории показали нам, какую роль играет поощрение (обучение и положительное подкрепление) в процессе идентификации. Нередко приходится видеть, как мальчик неохотно отказывается от идентификации с матерью, если отец реже, чем она, уделяет ему позитивное внимание.

Недостаточно «заметный» отец. Способность отца инициировать в сыне процесс полоролевой идентификации по мужскому типу зависит от двух факторов: во-первых, от его присутствия и влияния на ход домашних дел и, во-вторых, от его душевной теплоты и умения сочувствовать. Лучше всего это сочетание свойств, вероятно, описывается словом «заметность». Фактически, определение «заметности» — «способность выделяться среди окружающего, привлекать к себе внимание» — и позволяет использовать это слово в качестве метафоры для «мужественности, мужской сущности». Доминирование плюс заботливость — вот в чем выражается отцовская заметность. Отец должен быть сильным и привлекательным, только тогда он сможет подвигнуть сына отказаться от первичной идентификации с матерью. Заботливость определяется как теплота, принятие, присутствие, доступность, внимание по отношению к мальчику и физическое проявление чувств. Заботливость матери чаще всего, вероятно, безусловна; однако именно отец является посредником между мальчиком и реальным миром, поэтому его заботливость не должна быть безусловной.

Недостаточность автономии. В один и тот же период жизни малышу предстоит решить две чрезвычайно важных задачи: он должен сформировать у себя сознание собственной автономии (включая и развитие ощущения собственной личной силы) и осуществить полоролевую идентификацию. Для мальчиков, в частности, решения этих задач тесно связаны между собой: чем больше личная сила, тем сильнее ощущение принадлежности к мужскому братству, чем глубже мальчик ощущает себя принадлежащим к сильной половине человечества, тем ярче чувствует он собственную силу.

Некоторые отцы используют заботу о сыне дли удовлетворения собственных нарциссических потребностей и любят ребенка контролирующей эгоцентрической любовью. Простой заботы здесь недостаточно: отец обязательно должен поощрять становление в мальчике его собственной мужской автономии. Если любовь используют как средство подавления стремления мальчика к мужественности, то это приводит к нарушению полового развития и уменьшению силы личности.

И гиперпротекция, и гипердоминирование оказывают отрицательное влияние на формирование мужской автономии. Фридберг 3 поделился таким наблюдением: «Гомосексуалами нередко становятся либо те люди, которых в детстве слишком баловали и нежили, либо те, кто постоянно и безнадежно чувствовал себя хуже других».

Американская ассоциация физиологов

В какой-то момент Американская ассоциация физиологов попыталась заменить «сексуальные» термины «мать» и «отец» «нейтральным» термином «родитель». Но отцы воспитывают совсем не так, как матери. Проведенные исследования показали, что, когда отец должен ухаживать за ребенком, он ведет себя не столько как родитель, сколько как товарищ. Отцы не знают, что нужно делать с сыновьями, кроме как играть. При этом между отцом и сыном возникает особая физическая привязанность. На мальчика-младенца отец смотрит, скорее, как на маленький статичный объект, с которым неизвестно, что можно делать. Отец берет малыша на руки, головка младенца запрокидывается назад, отцу становится очень неуютно, и он спешит вернуть ребенка матери.

Именно в критический период осознания своей половой принадлежности малыш начинает исследовать окружающий его мир, и отцу становится с сыном интересно. Нередко можно увидеть отца и сына, играющих вместе. Отец подбрасывает ребенка в воздух все выше и выше, а сын прямо-таки цепенеет, потому что он не знает, игра это или нет. Видя смеющееся лицо отца, мальчик догадывается, что с ним играют, и тоже начинает смеяться. В процессе таких развлечений отец преподает сыну очень важный урок: он учит малыша тому, что опасность может доставить удовольствие, а это исключительно мужская черта.

Отец как тайна

Я работал примерно с тремястами мужчинами, стремившимися преодолеть свою гомосексуальность, и выяснил, что для многих из них отец всегда был таинственной фигурой. Они никогда толком не знали своих отцов. Гомосексуально ориентированные мужчины нередко говорят нечто вроде: «Я никогда не понимал, что может задеть отца. Я никогда не знал, что он чувствует, что происходит у него внутри. Мать я всегда "читал", как открытую книгу. Я мог манипулировать ею и добиться от нее всего, чего хочу. Но отец был для меня тайной». И, как следствие, для мальчиков, ставших потом гомосексуалистами, мужественность так и осталась тайной. Для гетеросексуального мальчика тайны полна женственность.

Отсутствие отца

Есть немало свидетельств тому, что у мальчиков, выросших без отца, вполне может сформироваться гетеросексуальная ориентация, если им не довелось пережить отвержения со стороны значимой для них мужской фигуры. Если ничто не заставило их защищаться от возможной агрессии со стороны мужчины, то эти мальчики вырастают с доверительным и чутким отношением к мужским фигурам. Поэтому главной причиной гомосексуальности является не отсутствие отца как таковое, а оборонительное отчуждение мальчика как защитная реакция на отвержение со стороны мужчины.

Если мальчик открыт мужскому влиянию, он, в конце концов, обязательно встретит того человека, который удовлетворит его потребность в отце. У каждого мужчины есть здоровая потребность в близком общении с другими мужчинами. Это желание возникает еще в раннем детстве и сначала удовлетворяется за счет общения с отцом, а потом — со своими сверстниками.

Оборонительное отчуждение

Гомосексуально ориентированный мужчина обычно страдает от психологической травмы раннего детства, обусловленной неудачными попытками вступить в мужские взаимоотношения. Сын, возможно, предпринял несколько попыток достучаться до отца, но почувствовал себя отвергнутым и не принятым. Мальчики по своей природе бывают очень чувствительными и пассивными: там, где более жизнерадостному и настойчивому ребенку удалось привлечь к себе внимание отца, этот мальчик отказался от борьбы. И остался один. При этом он отказался не только от борьбы за признание, но также и от нормальной мужской уверенности в себе.

Мальчик растерян, огорчен, и у него развивается то, что называют «оборонительным (или защитным) отчуждением», причем не только по отношению к отцу, но и по отношению ко всем мужчинам и к самой мужественности как таковой вообще.

Мальчик воздвигает «эмоциональную стену» между собой и другими мужчинами, и отцом в том числе. Этим он как бы говорит своему отцу: «Если ты считаешь, что я для тебя не важен, то и ты для меня не важен!» Такой установки обычно придерживаются мужчины-гомосексуалисты в отношении других мужчин. Хотя такой человек и эротизирует свои отношения с мужчинами, он никогда не испытывает по отношению к ним эмоциональной привязанности. Своим оборонительным отчуждением маленький мальчик заявляет: «Я никогда в жизни больше не обращусь к тебе! Я ухожу! Я возвращаюсь к маме. И ты мне не нужен!» И остается в мире матери. Понятие оборонительного отчуждения является очень важным, ибо работа с мужским гомосексуализмом состоит, собственно говоря, в снятии этого оборонительного отчуждения.

Латентный период (5—12 лет)

Во время этого периода у будущих гомосексуалистов обычно можно наблюдать то, что мы называем смешанным полоролевым поведением. Ученый из UCLA Ричард Грин называет такое поведение «синдром пай-мальчика». Для этого синдрома характерны немужские формы поведения, и в ряде исследований, проведенных Грином и другими специалистами, был выявлен высокий уровень корреляции между женственным, или немужским, поведением в этом возрасте и гомосексуализмом впоследствии.

Следовательно, мы видим, что гомосексуалы отличаются от гетеросексуалов во многих отношениях, а не только своей сексуальной ориентацией. Мы пытаемся показать, что гомосексуальность возникает постепенно, когда процесс развития почему-либо идет неправильно.

Ложное Я

В данном контексте позвольте мне немного поговорить о ложном образе Я у «хорошего маленького мальчика». Большинство моих пациентов-гомосексуалистов в детстве были «хорошими маленькими мальчиками». Они всегда был вежливыми, чистенькими, аккуратными и сознательными; отправившись утром в школу в чудесной белой сорочке, он возвращались домой в сорочке такой же чудесной и чистой. Хороший маленький мальчик стоит, наблюдая за грубыми и беспорядочными играми других мальчишек, и завидует им. Он хочет быть вместе с ними, хочет стать частью их компании, но он запуган и не знает даже, как подойти к ним. Психологический барьер оборонительного отчуждения стоит между ним и другими ребятами.

Ложный образ Я очень часто основывается на пассивном соглашательстве или театрализованной демонстрации. Будущие гомосексуалисты в детстве и юности нередко увлекаются театром. В их поведении всегда есть что-то театральное, искусственное. Им не хватает естественности и спонтанности. Все их бытие пронизано ложью. Они представляют собой как бы заменителей себя подлинных. А подлинное Я включает в себя естественную маскулинность.

Будущий гомосексуалист и его тело

Давайте посмотрим на физиологическую и физическую природу развития гомосексуальности. Будущий гомосексуалист отчужден от своей собственной мужественности, маскулинности. Он не владеет своим собственным мужским телом — оно представляется ему чуждым для него самого объектом. (В своих исследованиях, посвященных лесбиянству, Элен Зигель, писательница из Нью-Йорка, пришла к точно такому же выводу.) Таким образом, когда двое гомосексуалистов соединяются в половом контакте, это всего лишь символическая попытка вобрать в себя мужское начало, позаимствовать его у партнера.

Именно отчуждение от собственного тела является причиной излишней скромности будущих гомосексуалистов в раннем отрочестве. Многие из моих пациентов рассказывали мне, что когда они были маленькими мальчиками, они всегда прятались где-нибудь, потому что стеснялись раздеваться в присутствии других мальчиков. Эта излишняя стеснительность обусловлена тем, что такие дети испытывают неловкость от своего мужского тела.

Если маленькому мальчику всю жизнь твердят, что он не очень умен, а потом он однажды приносит из школы пятерку, то он сам не может в это поверить, потому что в его модели собственного Я нет ничего, что оправдывало бы столь высокую оценку. То же самое верно и в отношении будущего гомосексуалиста. Когда его тело начинает обретать мужские черты, его сознание оказывается неподготовленным к восприятию этого. Все мои пациенты отличались исключительно критическим отношением к своему телу. Некоторые считали свое тело слишком смуглым, другие говорили, что оно у них слишком светлое, третьих не устраивало количество волос (кому-то казалось, что у него тело слишком волосатое, кого-то печалил недостаток волос). Все эти люди находили какой-нибудь изъян в своем собственном теле. И, конечно, все они были убеждены, что у них слишком маленький пенис.

Период эротического перехода (13—19 лет)

К этому периоду психологические основы сексуальной ориентации уже сформированы. Ощущение своей принадлежности к мужчинам или женщинам определяет, куда будут направлены эротические интересы человека. Всех нас привлекает то, что является для нас чужим. Мы всегда влюбляемся в то, чего недостает нам самим.

Взрослые

Гомосексуальность может быть определена как комплекс мужской неполноценности. Характерной чертой гомосексуальности является дефицит маскулинности.

Амбивалентность в отношении лиц своего пола

Отчуждение от мужчин оказывает очень сильное влияние на будущего гомосексуала. Элизабет Моберли называет это амбивалентностью в отношении лиц своего пола. Хотя гомосексуалиста и тянет к мужчинам, у него возникают серьезные проблемы, когда необходимо установить с ними эмоциональную связь. Такой человек не верит мужчинам. Он всегда ждет, что его отвергнут. Гомосексуал постоянно чувствует, что если эти мужчины узнают его ближе, то он окажется для них недостаточно хорош.

Когда вы наблюдаете взаимоотношения между мужчинами, то видите в них непрерывный поиск маскулинности, и поэтому в этих отношениях воспроизводится один и тот же шаблон: страстная влюбленность сменяется разочарованием. Мужчины встречаются, и каждый из них неосознанно надеется, что второй восполнит ему дефицит маскулинности. Они очарованы друг другом и идеализируют партнера. Но, по мере того как они лучше узнают друг друга, каждый начинает понимать, что у партнера те же проблемы: он так же не уверен в себе, так же уязвим, также не ладит со своим собственным мужским началом. Иллюзии рушатся. В сущности, это две половинки, каждая из которых ищет себе пару. Помню, один пациент как-то сказал мне: «Мое собственное тело стоит у меня на пути к счастью». Когда я спросил у него, что означают его слова, он ответил: «Я ищу настоящего мужчину. Но настоящему мужчине нужна женщина. Я ему не нужен! И поэтому я вынужден довольствоваться мужчиной, который не настоящий мужчина, а гомосексуалист».

Восстановительная терапия

Сексуальное влечение поддается восстановлению, нормализации. Вот почему эта терапия называется восстановительной. Когда гомосексуалисты слышат этот термин, они начинают страшно злиться и спрашивают меня, не собираюсь ли я их восстанавливать, как восстанавливают разбитый автомобиль. Но дело не в том, что терапия восстанавливает, а в том, что само по себе гомосексуальное поведение есть попытка восстановить, компенсировать утраченную маскулинность. Понятие восстановления сексуального влечения вообще не ново.

Анна Фрейд в начале сороковых годов опубликовала три статьи об исцелении троих гомосексуалистов при помощи модели восстановления влечения. Эти люди начали понимать, что их гомосексуальное поведение было попыткой восстановить связь со своей утраченной маскулинностью. Гомосексуальное поведение отражает стремление восстановить баланс сил, восполнить недостающую маскулинность. Это трудно сделать, потому что в нашей культуре на сегодняшней день нет четкого понимания того, что такое маскулинность и что такое феминность. Критики полагают, что восстановительная терапия — страшная вещь, манипуляция человеком, что эта терапия приводит просто к подавлению гомосексуального влечения. Но дело обстоит совсем не так: восстановительная терапия способствует идентификации внутреннего чувства маскулинности. Гомосексуалист впервые в жизни начинает понимать, что значит быть мужчиной.

Инициаторная и раскрывающая терапия

Я провожу различие между терапией инициаторного и раскрывающего типов. Раскрывающая терапия построена на модели психолога Карла Роджерса. Это классический психоанализ. Пациент рассказывает, а психотерапевт истолковывает, но держится отстраненно. Инициаторная терапия требует активного маскулинного участия терапевта. Между психотерапевтом и пациентом идет динамичный диалог: «Вы мужчина, и я мужчина. Мы здесь вместе для того, чтобы проработать данную проблему. Мы с вами согласились в том, что вы хотите вылечить свой гомосексуализм, а я хочу принять активное участие в процессе вашего исцеления». Терапевт реален, он здесь менее «неясен», как это называл Фрейд. Возможно, частые неудачи классического психоанализа в лечении гомосексуалистов объясняются именно этим. Гомосексуалиста приводит в растерянность такая позиция психотерапевта, которая в значительной мере напоминает ему позицию отца: есть кто-то, кто сидит рядом, но совсем тобой не интересуется. Гомосексуалисту же нужен совсем другой образ отца — человека, который вошел бы в его жизнь, стал примером мужества, заметной фигурой, способной помочь и указать ориентиры. Лечение гомосексуализма предполагает нечто вроде увеличения мужской энергии. Помочь человеку найти у себя внутри ощущение мужественности, прожить его, идентифицироваться с ним, прочувствовать его! По этой причине для гомосексуалистов очень важно, чтобы психотерапевт тоже был мужчиной, а с лесбиянками должны работать женщины. Самопринятие — очень важный первый этап восстановительной психотерапии.

Понимание сложности проблемы

Пациент должен осознать, что гомосексуальное влечение - это проекция его собственной идеализированной маскулинности, по какой-то причине утраченной. Когда юноша, идя по улице, испытывает половое влечение к другому мужчине, я спрашиваю его: «Что привлекло тебя в этом мужчине? Какие его качества? Какие черты?» — «Он выглядел очень уверенным в себе, очень спокойным. Он выглядел так, как будто бы знает, что делает. Его не волнует, что о нем подумают другие люди!» Если впоследствии я спрошу его: «Что ты хотел бы улучшить в себе?» — он ответит: «Я хотел бы быть более интересным, более уверенным. Я хотел бы не задумываться о том, что обо мне думают окружающие». Это проекция идеализированного собственного Я. К чему бы их ни тянуло, это всегда то, чего им не хватает в себе. Физические характеристики становятся объектом влечения, символами их представления о мужественности. Поняв символический смысл таких гомосексуальных интересов, можно сорвать с гомосексуализма покров таинственности.

Избавиться от андрогинных фантазий

У гомосексуала обычно сохраняются андрогинные фантазии. Он хочет быть и мужчиной и женщиной! Вот откуда берется «элитарность» гомосексуальной культуры. «Мы выше обычных мужчин! Мы более изысканны и умны, мы более чувствительны, мы более просвещенны! Мы — и то и другое! Мы — всё!» Точно так же, как маленький мальчик должен понять, что в этом мире есть мужчины и есть женщины, так и гомосексуал должен научиться различать маскулинность и феминность, мужественность и женственность. После некоторой работы с такими людьми андрогинные установки обычно исчезают из их речи. Они начинают говорить о мужчинах и женщинах обычным языком и начинают замечать различия между ними. И даже не только замечать, но и оценивать.

На пути к исцелению

Сказать правду: мы все гетеросексуальны В первую очередь мы должны сказать тем, кто испытывает гомосексуальные чувства: «Ты не гомосексуален! Такого вообще не бывает». Все мы, по своей природе, гетеросексуальны, только у некоторых людей возникают гомосексуальные проблемы. Очень важно это четко пояснить, потому что одной из позиций идеологии гомосексуалистов является утверждение, что люди бывают от природы гомосексуальными или гетеросексуальными. Если мы допускаем что некоторые люди родились гомосексуалами, то нет никаких оснований тогда не принять и всю идеологию гомосексуалистов в целом. Многие уже так и сделали.

Кто-нибудь, вероятно, возразит: «Гомосексуалисты были уже в Древней Греции...» И это будет ложью. Там были люди с гомосексуальным поведением, но они не были «гомосексуалистами». Концепция гомосексуального тождества родилась не более 100 лет назад. Мы здесь имеем дело с политическим понятием, у которого нет никаких психологических основ. Колин Кук, сам бывший гомосексуалист, говорит об этом так: «Наша гетеросексуальность похоронена под тысячей страхов».

В сущности, в процессе терапии мы всего лишь раскрываем и развиваем изначально присущую людям гетеросексуальность.

Ложные категории

Нет никаких доказательств того, что кто-либо родился с гомосексуальной ориентацией. Возможно, кто-то и думает, что это так, или ему хочется, чтобы так было на самом деле. Гомосексуалисты очень часто заявляют, что у них всегда были не такие ощущения, как у других детей. Но в своей терапевтической практике мне неоднократно приходилось «путешествовать» вместе с пациентами назад, к их первым гомосексуальным переживаниям, и я просил их как можно точнее описывать возникавшие тогда ощущения. Задумавшись об этих переживаниях, возможно, впервые в своей жизни, пациенты описывали их примерно так:

«Когда мне было десять лет, я увидел обнаженного мужчину под душем и это подействовало на меня возбуждающе. И я со всей страстью подумал тогда: "Мне очень хотелось бы быть таким же, как он!"»

Молодой человек, говоривший это, было худ, слаб здоровьем (страдал астмой) и всегда чувствовал, что он хуже других мальчиков. И вдруг он столкнулся с картиной мужественности. У него перехватило дыхание. А теперь, оглядываясь на зад, он объявил эти переживания гомосексуальными. На самом же деле, мальчик просто среагировал на зрелище мужского естества быстрым и мощным выбросом адреналина. Проблема в том и заключается, что впоследствии эта нормальная реакция была проинтерпретирована как сексуальная. И вот потрясенный человек думает, что был «гомосексуалом» всю свою жизнь. В действительности же, то, что он пережил, просто было встречей с идеализированным Я.

Еще один пример

Десятилетний и пятнадцатилетний мальчики поменялись одеждой в раздевалке. У десятилетнего возникла эрекция, и ему захотелось, чтобы пятнадцатилетний это увидел. Те, кто придерживается идеологии гомосексуалистов, наверняка будут в этом случае утверждать, что инцидент является подтверждением существования сексуального влечения между мужчинами. Я спросил десятилетнего ребенка: «Почему тебе захотелось, чтобы мальчик постарше увидел твою эрекцию?» И он ответил: «Я хотел, чтобы он увидел, что я тоже мужчина и порадовался вместе со мною».

Большинство гомосексуально ориентированных людей рассказывали мне, что их отцы никогда не видели в них мужчин и воспринимали их не как представителей своего пола, а как какое-то бесполое существо. Гомосексуальность в таких случаях является результатом попытки добиться признания и подтверждения своей мужской сущности. Поскольку многие из этих людей давным-давно отказались от нее, они не знают других способов контакта с нею, кроме как половой акт.

Третий пример

Молодой человек рассказывает: «Когда я встретил одного человека, мне сначала захотелось с ним подружиться. В нем было нечто, чему бы мне хотелось от него научиться. Но это желание было вскоре заглушено эротическими импульсами».

Мы живем в обществе, в котором сексуальность всегда одобрялась. Когда две потребности возникают одновременно, одна оправданная, но слабая, а вторая неоправданная, но эмоционально сильная, мы всегда принимаем решение в пользу более сильной, эротической и делаем вывод: «Я должен стать гомосексуалом».

К. Г. Юнг очень мало говорил о гомосексуальности, но то, что он сказал, было прямолинейным и ясным: «Гомосексуальный мужчина не способен отыскать мужественность в самом себе. Поэтому он пытается найти ее на физиологическом, сексуальном уровне». Психотерапевт Ирвинг Бибер, автор классического исследования гомосексуальности, говорит: «В каждом гомосексуалисте прячется гетеросексуал».

Разбуженное сознание

Далее мы должны пояснить гомосексуально ориентированному человеку, что же на самом деле означает гомосексуальность в психологическом плане. Мы должны объяснить ему, что это символический акт, который представляет собой попытку найти собственную целостность, то есть быть замеченным, добиться внимания со стороны представителей мужского пола, обрести уверенность в себе. Такой человек отчаянно нуждается в признании, потому что его неправильно поняли в детстве, потому что он долгое время страдал отчуждением от других и от самого себя, причем очень часто в полном одиночестве и молчании. Мы должны сказать такому человеку, что все это он может обрести, не вступая в половые сношения с мужчинами. Этот недостаток в его жизни может быть полностью ликвидирован.

Дружба между представителями одного пола

Гомосексуально ориентированный мужчина нуждается в положительном опыте мужской поддержки и дружбы без эротического элемента, в уверенности, что он со всеми своими проблемами не будет отвергнут, в «чувстве локтя».

Важность несексуальных дружеских отношений с представителями своего пола трудно переоценить. Очень многие люди с гомосексуальной ориентацией заключают сами в себе противоречие: они способны мыслить «близкую дружбу» только в терминах половых отношений. Близкие отношения с гетеросексуальными мужчинами, переживание состояния, когда тебя признают и понимают, имеют чрезвычайно важное значение для процесса исцеления. Гомосексуальный человек часто думает сам про себя: «Если только они узнают о моих гомосексуальных чувствах, они тут же отвергнут меня». Он не допускает даже возможности положительного отношения со стороны гетеросексуальных мужчин, потому что сразу же отрицает такую возможность как невероятную. Он рационализирует и защищает свою оборонительную установку. Он избегает подлинной близости с мужчинами. Вот почему между гомосексуально ориентированными мужчинами так часты анонимные сексуальные контакты. Они боятся быть отвергнутыми и поэтому создают иллюзию близости.

Таким образом, крайне важным является тот этап работы, когда человек вдруг решается поверить гетеросексуальному другу свои гомосексуальные переживания, которые прорабатывает в данный момент, и таким образом разделить с ним тяжкую травму прошлого, хотя с этим этапом связано наибольшее количество страхов и опасений.

После шестнадцати лет клинической деятельности я могу с уверенностью сказать, что этот рискованный шаг к открытости стоит того, чтобы его сделать. Гетеросексуальные друзья крайне редко высказывают отрицательную реакцию и тем самым, разочаровывают страдальца. Хороший друг всегда проявит уважение к противоречиям, существующим в душе гомосексуалиста, и охотно возьмется помочь в тяжкие для товарища времена.

Сформировать мужские дружеские отношения значит преобразовать eros в philia, превратить сексуальный объект в друга, научить человека видеть в другом мужчине личность.

Примирение с отцом

Одним из элементов лечения является восстановление мира с отцом. Прежде всего необходимо разобраться в установках самого отца. Я обнаружил, что у отцов многих гомосексуалистов были сложности во взаимоотношениях со своими собственными отцами. Другими словами, отцы гомосексуалистов сами страдали от отсутствия нормальных отношений с отцом. Отцовству нужно учиться, оно передается по наследству, а у этих отцов никогда не было перед глазами хорошего примера.

Второй этап — принятие своего отца, понимание того, что отцы, как и все остальные люди, ограничены в своих возможностях. У отца, возможно, были самые лучшие намерения, не он не сумел достучаться до своего сына и установить с ним контакт. Может быть, именно у этого мальчика действительно были какие-то особенные потребности, а отец, несмотря на свои старания, не нашел правильной дороги к сердцу своего необычного ребенка.

И здесь необходимо прощение. Простить своего отца означает отринуть неудовлетворенность, отказаться от обиды, жившей в сердце много лет.

Во многих случаях мужчины-гомосексуалы достигают даже того, чтобы «стать отцом своему отцу». Они протягивают своим отцам руку дружбы, беседуют с ними, расспрашивают отцов об их чувствах. Радостно видеть, как они становятся лидерами во взаимоотношениях с собственными отцами.

Научиться разговаривать

Вербализация — дорога к самоутверждению! Очень многие парни, с которыми мне приходилось работать, испытывали трудности при необходимости высказаться.

Вместо того чтобы проявить уверенность и твердость, они зачастую переводили агрессию в план сексуальных взаимоотношений. Представьте себе человека, расстроенного тем, что начальник попросил его поработать сверхурочно; или тем, что возникли сложности в отношениях с землевладельцем; или тем, что друг требует слишком многого. Этот человек испытывает потребность отстоять свои интересы, но, вместо этого, начинает действовать на сексуальном уровне.

Гомосексуалисты очень часто не умеют провести различие между обидой и эффективным выражением своих требований. Любой работающий с пациентами-гомосексуалистами обязан прислушаться к этому! Умеет ли данный человек спокойно и решительно сказать, чего он хочет?

Я спрашиваю своего пациента: «Чего вы хотите от этих взаимоотношений? Что вы хотите извлечь из этой ситуации?» В ответ он обычно начинает говорить о том, что ему сделали люди. Когда такой человек начинает жаловаться на обстоятельства, с которыми ему пришлось столкнуться, я снова задаю вопрос насчет того, чего же он хочет. И на этот вопрос он обычно не отвечает, возможно, потому, что раньше его никто и никогда об этом не спрашивал. Этому фальшивому «хорошенькому маленькому мальчику» никогда не приходило в голову задаться вопросом: «Чего я хочу?» — и никто его не надоумил.

Сопровождение

Когда мы занимаемся консультированием гомосексуалистов или предоставляем им возможность получить помощь, мы должны быть очень осторожны в отношении того, что понимаем под «сопровождением». Мы никогда не обещаем, что у этого человека впредь не будет никаких гомосексуальных мыслей или фантазий в течение всей оставшейся жизни. Но он должен знать, что делать в случае их появления.

Наша задача сегодня — знать о гомосексуализме как можно больше и реагировать на него более конструктивно.

В тему:
Переменка пола
Результаты изменения сексуальной ориентации
Комплекс неполноценности у геев
Пути преодоления гомосексуализма
Врожденный или ложный гомосексуализм?
Страх перед женщиной